У Моста

Театр
  • Пермь, Куйбышева, 11
  • Окулова 550 м
ElenaSm написала 2 отзыва об этом месте
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

«Лучом света» в современном театральном мире остаются спектакли пермского театра «У Моста» с приверженностью традициям русского психологического театра, бережным отношением к классике, с акцентом не на внешнем антураже, а на раскрытии внутреннего мира и мотивов поступков персонажей.

Здесь скрупулезно воссоздают малейшие детали обстановки, в...

Показать целиком

«Лучом света» в современном театральном мире остаются спектакли пермского театра «У Моста» с приверженностью традициям русского психологического театра, бережным отношением к классике, с акцентом не на внешнем антураже, а на раскрытии внутреннего мира и мотивов поступков персонажей.

Здесь скрупулезно воссоздают малейшие детали обстановки, в которой и разворачиваются события той или иной пьесы, погружая, таким образом, зрителя полностью в атмосферу спектакля. И в благодарность слышат на поклонах рукоплескание зала и многочисленное «Браво!»

Так было и на спектакле «Женитьба», поставленном Сергеем Федотовым еще в 1992 году и идущим все эти годы с неизменным успехом.

Смотреть его – сплошное удовольствие!

Прекрасная, как всегда, сценография, воссоздающая быт провинциального городка 19 века, колоритные образы буквально всех персонажей, вплоть до появляющегося лишь в первых сценах Семена.

«Женитьб» на моем веку пересмотрено было великое множество – начиная с легендарного (и никем непревзойденного) спектакля А. Эфроса, но такой Агафьи Тихоновны, как у пермяков, я не встречала! Ирина Молянова затмила их всех, вместе взятых! Это был какой-то фейерверк на сцене!!!

Ирина с ее роскошной полнотелой фигурой и выразительной мимикой, влюбляет в себя не только персонажей пьесы, но и всех зрителей, пришедших на спектакль! С одной стороны, гротескно, а с другой, очень тонко, она играет свою нелепую Агафью. И смеешься над ней по ходу действия, и сердце сжимается, а на глаза непроизвольно наворачиваются слезы от сочувствия к ней в конце.

Во всех ранее виденных мной постановках все соискатели руки и сердца Агафьи Тихоновны были представлены весьма карикатурно и трудно было понять, как она вообще могла их брать в расчет («Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому ещё дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась»).

У Федотова же это вполне реальные люди – брутальный и расчетливый Яичница (Владимир Ильин) - я бы точно свой выбор на нем остановила, ведь за таким – как за каменной стеной. Субтильный, но очень обаятельный Анучкин (Вильдан Валиев) и Жевакин, которого жизнь хоть и сильно потрепала, но не убила в нем, несмотря на 17 отказов, мечту о счастливой семейной жизни (Александр Шаманов). Все женихи здесь получились очень живые!

Прочитала, что когда-то Подколесина играл Андрей Воробьев (гениально создавший образ Иудушки) и расстроилась, увидев в программке другого исполнителя. Однако, Илья Бабошин просто блестяще справился со своим персонажем, показав нам, как тому «и хочется, и колется». И так этого «кулика» засосало его болото, что расстаться с ним у него не хватило смелости.

Мне каждый раз бывает интересно смотреть, как поставлен и сыгран финальный монолог Подколесина, начинающийся «за здравие» (сиюминутная готовность пойти под венец), а заканчивающийся «за упокой» (неужто и впрямь нельзя уйти?) Так вот, в спектакле Сергея Федотова он выглядел весьма органично! Браво! Верю!

Конечно же, нельзя не отметить и прямого «виновника» всего случившегося – Кочкарева, взявшегося женить Подколесина. Василий Скиданов был весьма убедителен в роли «свахи» - как он рьяно взялся за дело, как ловко все обделывал, всеми манипулировал, но… недооценил лени и трусости своего старого товарища, пережал таки на него…

Хороша была и настоящая сваха Фекла Ивановна (Анастасия Перова), у которой Кочкарев решил «отобрать кусок хлеба», но не вышло… Резюме – «каждый сверчок знай свой шесток»!!!

Памятуя о том, что Н.В. Гоголь был великим мистиком и позиционируя свой театр также как «первый мистический», Сергей Павлович внес в свою постановку «Женитьбы» изрядную долю чертовщины - здесь и ящики в комоде, ни с того, ни с сего открывающиеся, и появляющиеся из-за дивана ручки, ласкающие Подколесина, и внезапные исчезновения - появления Кочкарева... Вместе с приглушенным в течение всего действия светом (горят только свечи) все это создает полное ощущение ирреальности действия, ведь не зря Федотов назвал свою постановку фантастической комедией…

  • 0
  • Подписаться на комментарии
  • Пожаловаться модератору
  • Добавить в друзья

Нет комментариев

Загрузка рекламы